Собаки открывают космос

     Перед тем, как человек впервые оторвался от земли с помощью воздушного шара, в воздух поднялись наши «меньшие братья» – утка, петух и баран. И дорогу в космос тоже прокладывали животные. Именно с их помощью испытывалось различное оборудование и системы жизнеобеспечения, и в итоге был дан ответ на основной вопрос начала космической эры: как себя будет чувствовать живое существо в условиях, никогда не встречающихся на Земле – в невесомости?
     Когда развитие ракетных технологий сделало вполне реальной перспективу доставки человека за пределы атмосферы и на околоземную орбиту, сразу несколько стран взялись за разработку соответствующих космических аппаратов. Первыми «пассажирами» этих аппаратов, конечно же, стали представители мира животных.
     Нам хочется рассказать вам о малоизвестных героях космоса. Речь пойдет об экспериментах, предпринятых советскими учеными в рамках подготовки к пилотируемому космическому полету.

В конце 40-х годов XX века медики уже были знакомы с реакцией организма человека и животных на перегрузки, вибрации, шум и другие факторы полетов на самолетах. Однако экспериментальных данных о биологическом действии невесомости они не имели.
В Советском Союзе биологические эксперименты на высотных(геофизических) ракетах начала группа сотрудников Научно-исследовательского испытательного института авиационной медицины (НИИАМ) ВВС Минобороны СССР в 1951 г. под руководством В. И. Яздовского. До этого он руководил лабораторией герметических кабин и скафандров в НИИАМ и в основном проводил исследования на новых самолетах конструкции Туполева, который и рекомендовал его Королеву.
С. П. Королев организовал встречи Яздовского с министром Вооруженных Сил СССР маршалом А. М. Василевским и с президентом Академии наук СССР С. И. Вавиловым, которые пообещали полную поддержку исследованиям, а Королев согласился взять лабораторию на свое финансовое обеспечение.
В 1949 г. в соответствии с решением министра ВС Василевского проведение биологических и медицинских исследований было возложено на НИИИАМ, а конкретное выполнение – на В. И. Яздовского. В группу научных сотрудников вошли врачи А. В. Покровский, В. И. Попов, инженер Б. Г. Буйлов и авиационный техник Б. В. Блинов.
В 1950 г. в НИИИАМ открылась первая научно-исследовательская работа в области космической медицины – «Физиолого-гигиеническое обоснование возможностей полета в особых условиях». Объектами исследования поначалу стали мыши, крысы, морские свинки. Но эти животные хороши для экспериментов в лабораторной обстановке. Работа же с высшими животными – обезьянами, которые в биологическом отношении ближе других существ стоят к человеку – методически сложна: они трудно поддаются специальной тренировке и медленно привыкают к необычным условиям. Правда, американцы посылали в полеты на ракетах обезьян, но лишь в состоянии глубокого наркоза, что снижает ценность эксперимента, так как наркоз «выключает» деятельность коры головного мозга.
В конце концов, советские ученые остановились на собаках. Физиология этих животных хорошо изучена, они сравнительно легко поддаются обучению, быстро осваиваются в непривычных условиях и достаточно спокойно ведут себя при фиксации в специальном снаряжении. Дворняг предпочли псам с родословными по простой причине: медики считали, что дворовые псы с первого дня вынуждены бороться за выживание и лучше переносят стрессовые ситуации. Однако, памятуя, что собакам придется красоваться на страницах газет, выбирали «объекты» красивые, стройные, с«интеллектуальными» мордашками.
Для проведения работ в виварий НИИАМ свезли 32 дворняги, которых наловили в московских подворотнях. Кандидатов отбирали по строго заданным параметрам: определенным весом, ростом не выше 35 см., что определялось размерами кабины для одного из требований – поскольку на коже животного требовалось закрепить немало датчиков. Осенью 1950 г. отобранные дворняжки приступили к интенсивным тренировкам. Как писали потом советские газеты, за несколько месяцев: «… собаки прошли все виды испытаний. Они могут длительно находиться в кабине без движения, переносить большие перегрузки, вибрации. Животные не пугаются звуков, умеют сидеть в своем экспериментальном снаряжении, давая возможность записывать биотоки сердца, мышц, мозга, артериальное давление, характер дыхания и т. д.». К лету 1951 г. НИИАМ завершил подготовку первых 14 собак.
С июля 1951 г. до июня I960 г. во время пусков геофизических ракет с полигона Капустин Яр были проведены три серии экспериментов.
Первая серия – в июле-сентябре 1951 г. – проводилась на геофизических ракетах Р-1Б и Р-1В, поднимавшихся на высоту 100 км и более. Эти ракеты являлись модификацией «королевской» Р-1. Они отличались тем, что в их головной части монтировались отсеки, удлиняющие ракету на 3 м. Непосредственно к приборному отсеку примыкал отсек с аппаратурой, предназначенной для изучения состава первичного космического излучения и его взаимодействия с веществом – ФИАН-1 (Физический институт Академии Наук). Перед ним располагались герметичный отсек, и система спасения головной части вместе с герметичной кабиной. Для этой цели между гермокабиной и отсеком ФИАН-1 была смонтирована парашютная система. В герметичный отсек объемом 0,28 м3 помещали двух собак, укрепленных привязными ремнями на специальных лотках. Над ними висела пленочная кинокамера, снимавшая животных на протяжении всего полета. Ракета Р-1 В отличалась от Р-1 Б только тем, что вместо аппаратуры ФИАН монтировалась парашютная система спасения всего корпуса ракеты. Она поднималась на высоту около 100 км., после чего головная часть с животными отделялась и опускалась на землю на собственном парашюте.
Первый запуск собак в суборбитальный полет состоялся рано утром 22 июля 1951 г. с полигона Капустин Яр. Столь раннее время старта объясняется тем, что перед восходом воздух особенно чист, наблюдение и управление ракетой осуществляются легче. Тогда еще не было средств ведения, поэтому важно было, чтобы солнце из-за горизонта освещало ракету. Р-1В с испытателями Дезиком и Цыганом – самыми спокойными и тренированными членами отряда – поднялась на 87 км 700 м, сработало отключение двигателя, головная часть с животными отделилась, и через 15 минут парашют плавно опустился неподалеку от стартовой площадки. Участники эксперимента бросились к месту возможного приземления. Увидеть первопроходцев космоса хотели все. Счастливчики, первыми достигшие кабины, уже смотрели через иллюминатор. Слышны были их громкие крики:«Живые, живые!».

На месте приземления первых четвероногих
космонавтов Цыгана и Дезика.
С животными В. И. Попов и А. Д. Серяпин

Обе собаки по всем показателям чувствовали себя хорошо. Это означало, что живое существо может переносить подобный полет, в первую очередь – сопутствующие ему перегрузки и кратковременную невесомость. Через неделю был произведен аналогичный запуск на ракете Р-1 Б, в котором участвовали уже летавший Дезик и его новая напарница Лиса. На Дезике планировалось изучить влияние повторного полета на собаку. При падении капсулы парашют не раскрылся, и обе собаки погибли.
Сразу же после трагедии первого выжившего испытателя, Цыгана, от полетов отстранили. Его взял к себе председатель госкомиссии академик Благонравов. Космических щенков дарили, как ордена, за особые заслуги.
В рамках этой серии экспериментов состоялись еще четыре запуска, в которых участвовали собаки Мишка, Чижик, Смелый, Рыжик, ЗИБ и Непутевый. ЗИБ изначально к полетам не готовился, его место должен был занять пес по кличке Рожок. Лаборант, выводивший собак на прогулку перед стартом, случайно спустил Рожка с поводка, и тот убежал в степь. В тот день на полигоне других собак не было – их готовили к очередному этапу испытаний в Москве – и заменить его подготовленной собакой было невозможно. В результате подходящего по размеру пса подобрали возле солдатской столовой и включили в программу полета, сообща придумав кличку ЗИБ – «запасной исчезнувшего Бобика».

Четвероногий космонавт ЗИБ

В суматохе даже не разобрались, что «запасной», в сущности, был щенком – это выяснилось уже после полета. Нетренированный ЗИБ запуск перенес хорошо, и в официальных отчетах впоследствии числился как летавший по специальной программе неподготовленный испытатель. Когда Сергею Павловичу стало известно об этой «подтасовке», он совсем не рассердился, а сказал с теплотой в голосе: «Да на наших кораблях в космос скоро будут летать по профсоюзным путевкам – на отдых!».
В ходе второй серии экспериментов (июль 1954 г. – июнь 1956 г.) проводились работы над обеспечением безопасности животных в скафандре при разгерметизации кабины и катапультировании в верхних слоях атмосферы. Полеты осуществлялись на ракетах Р-1Д и Р-1Е на высоту до 110 км. На Р-1Д – в отличие от ракет Р-1Б и Р-1В, где подопытные животные спасались вместе с герметичным отсеком на парашюте – каждая из двух собак катапультировалась в скафандре, смонтированном на специальной тележке, имеющей парашютную систему и систему жизнеобеспечения. Кроме того, на ракете Р-1Д вместо отсека с аппаратурой ФИАН-1 была установлена аппаратура для исследования распределения по высоте плотности ионизации в ионосфере и изучения распространения сверхдлинных волн в атмосфере и космическом пространстве. Отличие ракеты Р-1Е от Р-1Д заключалось в том, что на ней была сделана еще одна попытка найти конструктивное решение, обеспечивающее спасение корпуса ракеты. Все полеты проводились по одинаковой схеме. Ракеты совершали подъем до высоты ПО км. Действие невесомости продолжалось около 3,7 минут. На нисходящем участке траектории на высоте 75-86 км происходило катапультирование животного, находящегося на правой тележке. После катапультирования тележка свободно падала в течение трех секунд, после чего включалась парашютная система(перегрузка в момент раскрытия парашюта составляла до 7g). На высоте 39-46 км катапультировалось животное на левой тележке, и после свободного падения на высоте 3,8 км раскрывался парашют. Тележки, как правило, приземлялись на расстоянии от 3 (левая) до 70 (правая) километров от стартовой площадки.
Первый запуск по этой системе был осуществлен 26 июня 1954 г. с собаками Рыжиком и Лисой. Животные перенесли полет и ката-пультирование благополучно. В рамках серии прошло 9 стартов, в которых принимали участие 12 собак. Пять из них погибли. В частности, при запуске Лисы и Бульбы 5 февраля 1955 г. при взлете ракету повело в сторону, стабилизационные рули сработали слишком резко, и собак по инерции выбросило из кабины. Не совсем обычно закончился полет собаки Малышка 2 ноября 1955 г.

Малышка и Альбина

С земли было видно, как парашют со спускающейся тележкой порывами ветра стало сносить в сторону. К тому же в районе посадки начался буран. Спустя несколько минут парашют вообще исчез из виду. Высланные на поиск самолеты и вертолеты, не смогли обнаружить Малышку ни в тот день, ни на следующий, хотя яркое пятно лежащего на земле парашюта должно было быть заметно издалека. На третий день некоторые члены комиссии уже были уверены, что собака погибла, но Королев разрешил обследовать район возможного приземления на машине. Когда под вечер члены поисковой группы уже отчаялись и повернули домой, один из солдат вдруг попросил: «Давайтееще вон ту кочку посмотрим!». Интуиция не подвела: за кочкой лежала тележка с Малышкой, но почему-то без парашюта. Собака в скафандре была жива, проведя три дня без еды (хорошо, что в шлеме был предусмотрен лючок, который автоматически открывался на высоте 4000 м и обеспечивал доступ воздуха!). Как потом выяснилось, тележка приземлилась около отары овец. Пастух отрезал парашют и ушел с отарой подальше от этого места. Поисковые группы с воздуха не могли обнаружить тележку, принимая ее за естественную кочку, которых полно в степи.
В честь 40-летия Великого Октября было принято решение запустить спутник с живым существом на борту. К тому времени уже был накоплен опыт, что животное способно перенести кратковременный вертикальный полёт на ракете. Но сейчас собака в космосе должна была пробыть несколько дней. Как она будет переносить невесомость, вибрации, перегрузки на взлёте, температурные перепады всё должны были предусмотреть ученые, биологи и медики.
В конструировании герметичной кабины «Спутника-2», в которой должна была лететь Лайка, за исключением конструкторов участвовали медики и инженеры В. И. Данилейко, Л. А. Гребенев, В. С. Георгиевский, В. Г. Буйлов и А. И. Афанасьев. Герметичная кабина выглядела, как цилиндр с выпуклым дном. В кабине имелись автомат питания, система кондиционирования, которая представляла собой регенерационную установку.

Первая собака-космонавт Лайка

Устройство регенерации воздуха, рассчитанное на 7 суток работы, состояло из пластин высокоактивных химических соединений, через которые проходил воздух для обогащения кислородом и удаления водяных паров и углекислого газа. Устройства регенерации были расположены в специальных кожухах слева и справа от собаки. Их разработкой занимались А. Д. Серяпин и З. С. Скуридина.
Объединение «Биофизприбор» занималось разработкой аппаратуры«КМА-01» для регистрации данных физиологии животного. «КМА-01» мог регистрировать пульс, частоту дыхания, кровяное давление, снимать электрокардиограмму и температуру тела.
Автомат кормления являлся автоматическим контейнером, в герметичных ячейках которого была желеобразная питательная смесь. Два раза в сутки автомат открывал крышку контейнера с пищей, богатой белками, жирами, углеводами, витаминами и водой. Наряду с созданием автомата кормления был так же разработан оптимальный рацион питания собаки.
Для экспериментальных запусков с целью подтверждения безопасности космических полётов предлагались мыши, крысы и собаки. Рассматривался вариант запусков и с обезьянами, но выбор пал на собак, так как они лучше поддаются дрессировкам и более спокойны, чем обезьяны.

Подготовка Лайки перед полётом

Конструкторы установили предел веса собак в 6-7 кг, однако маленькие породистые собаки не годились для полёта, чаще всего они были изнежены, слишком требовательны к пище и недостаточно выносливы (какуже говорилось выше). Поэтому собак отбирали из питомника бездомных животных. По рекомендациям специалистов по кино-, фото- и телеаппаратуре решено было отбирать белых собак, потому что белые лучше выглядели в кадре. Из всех белых затем отсеивали по результатам тренировок в барокамерах, на центрифугах и вибростендах.
Из 10 собак 3 претендовали на первый космический полёт с живым существом на борту: Альбина, Лайка и Муха. Альбина уже совершила 2 суборбитальных полёта, но её пожалели, потому что она ждала потомство, и решили, что она будет дублёром. Муху не выбрали из-за небольшой кривизны лап, что выглядело бы некрасиво на фотографиях, и её сделали«технологической собакой». На ней тестировали работу аппаратуры и различных систем.
Перед полётом Лайке сделали операцию, в ходе которой установили датчики дыхания на рёбра и датчик пульса около сонной артерии.
В течение последнего этапа собак тренировали длительное время в макете контейнера. Когда Лайка была уже на Байконуре, её сажали на несколько часов в кабину, где она привыкала к кормушке, ношению датчиков, комбинезона, ассенизационному устройству и нахождению в замкнутом пространстве.

Подготовка Лайки перед полётом

Комбинезон Лайки крепился к контейнеру маленькими тросиками. Их длина позволяла принимать Лайке лежачее, сидячее положение, а также немного передвигаться назад-вперёд. В нижней трети тросиков стояли контактно-реостатные датчики, назначением которых была регистрация двигательной активности.
Утром 31 октября 1957 года началась подготовка к посадке в спутник. Лайке обработали кожу разбавленным спиртом, места выходов проводов от датчиков обработали йодом. В середине дня Лайку посадили в герметичную камеру, в час ночи её установили на ракету. Незадолго до полёта пришлось разгерметизировать камеру и дать попить воды: наблюдающему медперсоналу показалось, что собака хочет пить.

Четвероногий космонавт Лайка перед полетом

Точно в назначенный день спутник и собак доставили на космодром. Контейнер с Лайкой задраили за три дня до старта. 3 ноября 1957 в половине шестого утра по московскому времени с космодрома Байконур стартовала ракета со вторым искусственным спутником Земли. На борту спутника в космической конуре величиной со стиральную машину находилась дворняга двух лет от роду, весом около шести килограмм по имени Лайка. На старте собачье сердце забилось со скоростью 260 ударов в минуту, в три раза превысив норму, но когда спутник вышел на орбиту, радиосигналы, переданные на Землю телеметрической аппаратурой, дали знать ученым, что первая спутниковая собака вышла в космос живой.
Телеметрические данные показывали, что после действий перегрузок, когда уже Лайка оказалась в невесомости, частота пульса восстановилась до почти нормальных значений, двигательная активность стала умеренной, движения – непродолжительные и плавные. Но времени для нормализации пульса понадобилось в 3 раза больше, чем в наземных экспериментах. Электрокардиограмма не показала никаких патологических изменений.

Запуск второго искусственного спутника
Земли Спутник-2 с Лайкой на борту

«Самая лохматая, самая одинокая, самая несчастная в мире собака, которую, как сообщают, зовут Лимончик, что означает «маленький лимон» […] вчера наматывала круги вокруг Земли на высоте более 1,000 миль со скоростью 18 тыс. миль в час», – так описала первую собаку на орбите газета New York Times от 5 ноября 1957 года.
Советская пресса была скупа на подробности – отсюда и первоначальная путаница с именем. Однако для пущего эффекта сразу было отмечено, что запуск приурочили к 40-й годовщине Великого Октября.
В тот момент мало кто сомневался, что СССР выиграл космическую гонку, запустив второй спутник, да еще и с пассажиром на борту, всего лишь через месяц после первого.
Теперь всех больше всего интересовало, вернется ли Лайка на Землю. Поначалу надежды на возвращение первой «космической собаки» активно подпитывались западными СМИ. Сообщали даже подробности планируемого возвращения, ссылаясь на неназванного по имени советского ученого: контейнер с пассажиром отделится от спутника, а затем собаку выбросит из кабины, и она завершит спуск на Землю на парашюте.
Однако через несколько дней упоминания о Лайке вообще исчезли из советских сводок, а на восьмой день после запуска информационное агентство ТАСС сообщило миру, что радиосигналы со спутника перестали поступать.
На самом деле, посвященные в детали запуска наперед знали, что Лайка полетит только в одну сторону. Экспериментаторы, задраивавшие контейнер с собакой за три дня до старта, понимали, что она уже не выйдет оттуда живой. Стоявший во главе экспериментов над собаками Владимир Яздовский вспоминал, что незадолго до запуска отвез Лайку домой, поиграть с детьми:«Мне хотелось сделать собаке что-нибудь приятное. Ведь ей жить оставалось совсем недолго».
Было рассчитано, что собака проживет на борту неделю. Именно на этот срок и были предусмотрены запасы пищи и кислорода. А чтобы животное не мучилось после того, как воздух закончится, конструкторы придумали шприц, с помощью которого будет сделан усыпляющий укол. Но в невесомости Лайка была жива в течение 4 витков вокруг Земли. Из-за ошибки расчёта площади спутника и отсутствия системы терморегулирования температура за это время поднялась до 40°C. Собака умерла от перегрева. Сам же спутник совершил 2570 витков вокруг Земли, затем сгорев в атмосфере 4 апреля 1958 года.
В течение 7 дней СССР передавал данные о самочувствии уже мёртвой собаки. Только спустя неделю, с момента запуска СССР сообщил о том, что якобы усыпили Лайку. Это вызвало небывалый шквал критики в западных странах со стороны защитников животных. В Кремль пришло много писем с протестами против жестокого обращения с животными и даже с саркастическими предложениями послать генерального секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущёва в космос вместо собаки.
Некоторые сотрудники, участвующие в подготовке Лайки, психологически тяжело перенесли смерть собаки. Советский физиолог О. Г. Газенко так рассказывает о своём психологическом состоянии уже после запуска Лайки: «Сам по себе запуск и получение… информации – все очень здорово. Но когда ты понимаешь, что нельзя вернуть эту Лайку, что она там погибает, и что ты ничего не можешь сделать, и что никто, не только я, никто не может ее вернуть, потому что нет системы для возвращения, это какое-то очень тяжелое ощущение. Знаете? Когда я с космодрома вернулся в Москву, и какое-то время еще ликование было: выступления по радио, в газетах, я уехал за город. Понимаете? Хотелось какого-то уединения».
Специальная комиссия из ЦК и Совета министров не поверила, что Лайка умерла из-за конструкторской ошибки, и приказала провести эксперименты с похожими условиями на Земле, в результате которых погибло ещё 2 собаки.
Долгие годы бытовало мнение, что Лайка провела на орбите несколько дней – запасы еды и кислорода у нее в кабине были рассчитаны на неделю, а потом её, то ли отравили, то ли усыпили. Истинные обстоятельства смерти первой космической собаки окончательно выяснились только 45 лет спустя, когда сотрудник Института медико-биологических проблем Дмитрий Малашенков сообщил ученым на конгрессе в Хьюстоне, что Лайка погибла всего через несколько часов после старта – от перегрева и стресса.
Торопясь запустить второй спутник к всенародному празднику, как велел Никита Хрущев, конструкторы решили не отстыковывать последнюю ступень ракеты от кабины с Лайкой. Вероятнее всего, именно от нее накалилась кабина, и Лайка просто задохнулась в своем «металлическом гробу» где-то на четвертом витке вокруг Земли.
После полёта не вернувшейся на Землю собаки Лайки в 1957 году Сергеем Павловичем Королёвым была поставлена задача – подготовить собак для суточного орбитального полёта с возможностью возвращения обратно в спускаемом аппарате.

Кинологи в академии наук СССР демонстрируют
своих лучших собак для участия в космической программе

Для эксперимента были отобраны 12 собак. Первоначальный отбор вёлся по специальной методике – собаки должны были весить не более 6 килограммов и высотой до 35 сантиметров, возраст – от двух до шести лет. Отбирались только самки, потому что для них проще было разработать ассенизационное устройство (туалет). Опять же, окраска должна быть светлой, для лучшего наблюдения с экранов мониторов. Собаки должны были выглядеть привлекательно на случай, если их будут представлять СМИ.
Основная часть подготовки собак к полёту проходила на производственной базе Института медико-биологических проблем в Москве. Несколько месяцев претендентов приучали к длительному пребыванию в кабинах малого объёма в условиях длительной изоляции и шума. Собаки привыкали к приёму специальной пищи из автоматов кормления, ношению одежды и датчиков, и к туалету. Пища, которая представляла собой желеобразную массу, рассчитанную на полное обеспечение потребности животных в пище и воде, была разработана И. С. Балаховским. Самым сложным было приучение животных к малому объёму и замкнутому пространству. Для этого их помещали в металлический ящик, соответствовавший размерами контейнеру спускаемого аппарата, а затем на длительное время размещали в макете космического корабля. Несмотря на то, что предполагался односуточный полёт в космос, собак тренировали на более длительный срок – до восьми суток. В контейнерах, которые разрабатывались двухместными, они могли видеть и слышать друг друга.
28 июля1960 г. с космодрома Байконур стартовала ракета-носитель. Она должна была вывести на околоземную орбиту корабль-спутник, в котором находились две собаки – Лисичка и Чайка.

Лисичка и Чайка

Из-за аварии первой ступени ракеты-носителя пуск закончился неудачей, на 19-й секунде полёта у ракеты-носителя разрушился боковой блок первой ступени, в результате чего она упала и взорвалась, собаки погибли.
После катастрофы, было принято решение о запуске собак-дублёров Белки и Стрелки, одних из наиболее приспособившихся собак-претендентов. Белка – беспородная самка белого окраса – была лидером в команде, самая активная и общительная. На тренировках показывала лучшие результаты, в числе первых подходила к миске с едой, и первая научилась лаять, если что-то происходило не так. Стрелка – беспородная самка светлого окраса с коричневыми пятнами – была робкой и немного замкнутой, но, тем не менее, дружелюбной. Обеим собакам на момент полёта в космос было около двух с половиной лет. Сначала у Белки и Стрелки были другие имена – Альбина (отлат. Alba – белая) и Маркиза. Главнокомандующий ракетными войсками стратегического назначения Митрофан Иванович Неделин потребовал сменить имена собак с иностранных на русские. В итоге Альбина и Маркиза стали Белкой и Стрелкой.

Белка и Стрелка

Заключительный этап тренировок предполагал испытания животных в условиях, приближённых к реальным условиям орбитального полёта. Собаки в специальной одежде с датчиками и ассенизационными устройствами находились в герметической кабине. Белка и Стрелка успешно прошли испытания на вибростенде и центрифуге и были поставлены в условия предполётного режима. За собаками круглосуточно наблюдали врачи и лаборанты, которые во время дежурства отмечали в специальном журнале изменения, происходившие в течение суток. Так как приближался запуск животных и других биологических объектов, сотрудники лаборатории работали с большим вдохновением и полной отдачей.
Только почти три года спустя ученые смогут вновь отправить на орбиту собак – и на этот раз вернуть их назад в катапультируемом контейнере. Запуск корабля Союз ТМА-3 со стартового комплекса № 1. С этого же комплекса на ракете этого же семейства стартовали в космос Белка и Стрелка в 1960 году.
19 августа 1960 года в 11:44 по московскому времени с космодрома Байконур, со стартового комплекса № 1 был осуществлён успешный запуск второго космического корабля-спутника на орбиту. Кабину, в которой находились Белка и Стрелка поместили в корабль за два часа до старта. Старт прошёл успешно, ракета, оторвавшись от стартового стола, штатно вывела космический аппарат на орбиту. Во время старта и набора высоты у собак наблюдались сильно учащённые дыхание и пульс, но когда корабль был выведен на орбиту, они успокоились.

Белка и Стрелка на приеме у врача

«Спутник-5» – пятый космический аппарат серии «Спутник», запущенный 19 августа 1960 г. с космодрома Байконур. Фактически был вторым тестовым прототипом корабля «Восток», использовавшегося для первого космического полёта человека (первый прототип – «Спутник-4»). Для решения научно-технических вопросов, возникавших при создании космического аппарата, были привлечены научные и инженерно-конструкторские учреждения страны. Корабль состоял из двух частей – кабины и приборного отсека. В кабине были расположены аппаратура обеспечения жизнедеятельности животных: с лотком, автоматом кормления, ассенизационным устройством, системой вентиляции, контейнеры для мелких биообъектов и микрофон для контроля уровня шума в кабине во время полёта; катапультные и пиротехнические средства, оборудование для биологических экспериментов, часть аппаратуры для научных исследований: радиопередатчики для пеленгации после приземления, телевизионные камеры с системой подсвета и зеркал, блоки с ядерными фотоэмульсиями, часть аппаратуры системы ориентации, аппаратура регистрации ряда технических параметров (угловых скоростей, перегрузок, температур, шумов и т. д.), автоматические системы, обеспечивающие приземление, аппаратура для регистрации данных о работе приборов, а также физиологических параметров собак на участке спуска и катапультируемый контейнер – один из вариантов системы возвращения космонавтов на Землю с помощью парашютов, разработанного для будущих полётов человека. Изготовлен в ОКБ-1 под личным руководством С. П. Королёва в подмосковном городе Калининграде (ныне Королёв).

Запуск корабля Союз ТМА-3 со
стартового комплекса № 1.
С этого же комплекса на ракете
этого же семейства стартовали
в космос Белка и Стрелка в 1960 году

На его борту в путь отправили целый зверинец: 2 собаки – Белка и Стрелка, 28 лабораторных мышей, 2 белые крысы, в 15 колбах находились мушки-дроздофилы, а также растения – традесканция и хлорелла, грибковые культуры, семена кукурузы, пшеницы, гороха, лука, некоторые виды микробов и другие биообъекты. Масса корабля-спутника без последней ступени ракеты-носителя составляла 4600 кг.
Давление, температура и влажность воздуха в кабине корабля обеспечивались системами жизнедеятельности в пределах установленной нормы. Периодически проводилась очистка воздуха. Автоматы кормления обеспечивали пищей и водой Белку и Стрелку два раза в сутки, в рамках эксперимента по возможности приёма пищи в невесомости. Регистрацию физиологических функций в течение всего полёта обеспечивал специально разработанный комплект медицинской исследовательской аппаратуры. Установка для регенерации воздуха содержала специальное регенерационное вещество, которое поглощало углекислоту и водяной пар и выделяло при этом необходимое количество кислорода. Запас регенерационного вещества обеспечивал потребности животных в кислороде в течение продолжительного времени.

Орбитальный полёт Белка и Стрелка
на корабле «Спутник-5»

Впервые в истории космонавтики велось постоянное наблюдение за состоянием и поведением собак с помощью телевизионной системы. Видеоинформация, передававшаяся с борта корабля во время прохождения корабля-спутника в зоне действия наземных приёмных пунктов, регистрировалась на киноплёнку. В дальнейшем при просмотре этой плёнки можно было определить, как вело себя животное в определённый момент и какие физиологические изменения в этот период происходили. Кроме того, информация, накопленная во время нахождения корабля вне зоны видимости наземных служб, передавалась на Землю позднее. В полёте регистрировались частота пульса, дыхания, артериальное давление (в сонных артериях), электрокардиограммы, фонокардиограммы (тоны сердца), двигательная активность животных и температура тела. Координация движения животных изучалась с помощью телевидения и контактно-реостатных датчиков, воспринимавших движения животных и передававших о них по телеметрии. Медицинская информация с борта корабля-спутника передавалась на наземные радиотелеметрические системы.

Орбитальный полёт Белка и Стрелка
на корабле «Спутник-5»

Врачи-физиологи обрабатывали полученные данные и специальным кодом передавали их в центр управления полётом. Информация обрабатывалась с помощью ЭВМ. После стресса, вызванного взлётом, Белка и Стрелка вели себя спокойно, вначале даже немного вяло. Несмотря на перегрузки и вибрацию вначале, собаки с аппетитом ели свою специализированную пищу. Состояние невесомости не оказывало существенного воздействия на систему кровообращения. Температура тел собак не изменялась в течение всего полёта. Однако после четвёртого витка вокруг Земли Белка почему-то стала крайне беспокойна, пыталась вырваться из привязных ремней и лаяла. Её стало тошнить. Несмотря на это, послеполётные анализы не выявили у Белки особых отклонений от нормы. Через несколько часов после старта выяснилось, что на корабле отказал датчик инфракрасной вертикали, поэтому для предпосадочной ориентации была использована резервная солнечная система.

Катапультируемый контейнер
Белки и Стрелки в Музее Космонавтики

20 августа 1960 года в 13:32 МСК на 18 витке с Земли была дана команда на запуск цикла спуска. Была включена тормозная двигательная установка, и корабль сошёл с орбиты. Через некоторое время спускаемый аппарат успешно приземлился в заданном районе (треугольник Орск-Кустанай-Амангельды) в 10 км от расчётной точки. Программа была выполнена полностью. По первому визуальному осмотру, когда специалисты прибыли на место приземления, было видно, что Белка и Стрелка чувствуют себя удовлетворительно. Иногда во время тренировок в центре подготовки бывало, что собаки выглядели хуже. После того, как данный эксперимент показал, что возможен безопасный спуск с орбиты, сразу была создана специальная поисково-спасательная служба. В её состав также входили и научные сотрудники, готовившие Белку и Стрелку к полёту, и хорошо знавшие их индивидуальные особенности, чтобы на месте приземления оперативно и точно определить состояние собак. За время своего полёта Белка и Стрелка преодолели расстояние в 700 тыс. км.

Успешное приземление катапультируемого контейнера
Белки и Стрелки

Эксперимент суточного орбитального полёта Белки и Стрелки на втором космическом корабле-спутнике являлся существенным вкладом в изучение и освоение космического пространства. Объём проведённых исследований и характер решаемых при этом задач позволили сделать выводы о возможности человека совершить орбитальный полёт вокруг Земли. Во время полёта Белки и Стрелки и, согласно результатам, полученным после него, учёными были получены уникальные научные данные о влиянии факторов космического полёта на физиологические, биохимические, генетические и цитологические системы животных (в том числе и млекопитающих) и растений.
У Белки и Стрелки после орбитального полёта биохимические исследования показали, что суточный полёт вызвал у них реакцию типа «стресс», но на Земле эти отклонения быстро возвратились к исходным значениям. Было сделано заключение о временности данной реакции во время полёта. Заметных изменений в обмене веществ также не было обнаружено. Учёных насторожили некоторые особенности физиологического состояния собаки Белки, которая после четвёртого витка стала крайне беспокойной, билась и пыталась освободиться от элементов крепления. Собака лаяла, было отчётливо видно, что она плохо себя чувствует, хотя её попутчица Стрелка весь полёт провела спокойно. Никаких отклонений в проведённых послеполётных анализах у собак не наблюдалось. Были сделаны выводы, что необходимо осторожно подходить к вопросам планирования предстоящего полёта человека в космос. На основании этого было принято решение ограничить полёт первого человека в космос минимальным количеством витков. Так что Белка фактически предопределила одновитковый полёт первого космонавта Юрия Алексеевича Гагарина.

Стрелка и Белка в руках Олега Газенко —
академика РАН, генерал-лейтенанта медицинской службы

Белка и Стрелка провели в космосе 25 часов и вернулись на Землю знаменитостями. Новость об удачном полёте Белки и Стрелки в космос мгновенно облетела весь мир. На следующий день после возвращения собак из космоса была организована пресс-конференция в ТАСС, в которой они были главными героинями. Легендарные собаки сразу же стали всеобщими любимицами.
Доктор биологических наук Людмила Александровна Радкевич, а в 1960 году – младший сотрудник Института авиационной и космической медицины, которая отбирала собак для эксперимента и участвовала в тренировках Белки и Стрелки, рассказывала, что, когда было официально сообщено об их удачном полёте в космос, она с ними ехала в автомобиле из Института. Остановившись на светофоре, Людмила Александровна со своими подопечными сразу стала объектом пристального внимания пассажиров соседних автомобилей и пешеходов, которые в восторге стали им хлопать. У здания ТАСС, где собралась целая толпа журналистов, репортёров и просто зевак Белку, Стрелку и Людмилу Радкевич уже ждали. Во время выхода из машины она случайно зацепилась за порог автомобиля и упала, крепко держа собак в руках. Советские и иностранные журналисты быстро подхватили женщину и поставили на ноги. Галантные французы поздравили Людмилу Александровну, Белку и Стрелку с повторным мягким приземлением.

Позднее о Белке и Стрелке были написаны книги, снято множество документальных и анимационных фильмов. Выпускались памятные почтовые марки с их изображениями. Первая по популярности (77,05 %) в мире поисковая система Google, по случаю праздника или круглой даты какого-нибудь события, свой стандартный логотип у региональных доменов меняет на праздничный, имеющий определённую тематику смысл, называемый «Google Doodles». 19 августа 2010 года логотип был оформлен в стиле юбилея полёта в космос собак Белки и Стрелки.
Дальнейшая жизнь Белки и Стрелки прошла в вольере Института авиационной и космической медицины. При этом их возили на показ в детские сады, школы и детские дома. Через несколько месяцев Стрелка принесла потомство. Все шесть щенков были здоровы.

Четвероногий космонавт Стрелка
с потомством после полета

Одного из них – девочку по имени Пушинка, пристроили в Белый дом: Никита Сергеевич Хрущёв подарил супруге Президента США Джона Кеннеди Жаклин и их дочери Каролин.

Щенок Пушок — потомство четвероногого космонавта 
Стрелки после полета. 
Снимок перед.отправкой в США 
жене Президента Д. Ф. Кеннеди (Ж. Кеннеди) 
по ее просьбе

Белка и Стрелка дожили до глубокой старости и умерли своей смертью. В настоящее время чучела этих собак находятся в Мемориальном музее космонавтики в Москве и до сих пор являются объектами пристального внимания посетителей, в особенности детей.

В отличие от Белки со Стрелкой, к Лайке земная слава пришла уже после смерти. История этой собаки трогает людей и сегодня. Писатели-фантасты сочиняют истории о спасении Лайки инопланетянами, рок-музыканты посвящают ей песни, от имени Лайки пишут блоги в Интернете…
11 апреля 2008 года в Москве на Петровско-Разумовской аллее на территории Института военной медицины, где готовился космический эксперимент, был установлен памятник Лайке (скульптор Павел Медведев). Двухметровый памятник представляет собой космическую ракету, переходящую в ладонь, на которой гордо стоит Лайка.
После триумфального полета Белки и Стрелки пошли черные полосы. 26 октября 1960 г. на стартовом столе взорвалась и сгорела ракета. В огне погибли 92 человека. А за 15 дней до этой трагедии было принято секретное решение о полете человека в космос. Назначался срок – декабрь 1960 года. К полету человека в космос уже все было готово. Оставалось выполнить одно условие: в космос должны успешно слетать два корабля с собаками.
1 декабря 1960 г вновь был послан на орбиту корабль с собачками Пчёлкой и Мушкой на борту и другими мелкими животными, насекомыми и растениями. Полёт протекал нормально, но на завершающем этапе, в связи с тем, что снижение пошло по траектории, отличной от расчётной, корабль прекратил своё существование.

Подготовка Пчёлки и Мушки к полёту

Пчёлка и Мушка

22 декабря 1960 г. место в корабле-спутнике заняли Жемчужина и Жулька. Случилась авария. Спускаемый аппарат совершил аварийную посадку в Красноярском крае. Погибли крысы, насекомые, растения, а собаки остались живы.

                         

Жулька — три полета в космос          В. Б. Малкин с Жулькой и О. Г. Газенко

 

 

9 марта 1961 г. четвероногая путешественница Чернушка и другие обитатели кабины стартовала в космос и вскоре благополучно возвратилась на землю.

 

 

Чернушка на приеме у врача

25 марта 1961 г. состоялся запуск очередного корабля с животными на борту и весёлой, забавной собакой Звёздочкой. Так назвал её первый космонавт Юрий Гагарин, кличка Дымка ему, почему то не понравилась. И ей предстояло выполнить один оборот и приземлиться. Полет закончился удачно.

Звездочка, Чернушка, Стрелка и Белка

За весь период экспериментов – вплоть до весны 1961 года было запущено 29 ракет с животными. В полетах участвовали 48 собак, некоторые собаки благополучно летали на ракетах по два, три и даже четыре раза. В космосе побывали 9 собак. Однако не всегда эксперименты заканчивались благополучно: за это время погибли почти двадцать собак. Собаки гибли от разгерметизации кабины, отказа парашютной системы, неполадок в системе жизнеобеспечения.
Пилотируемых кораблей «Восход» первоначально собирались запустить целых семь штук. После полетов «Восхода» и «Восхода-2» в 1965 г. началась подготовка к запуску «Восхода-3» с программой научных исследований длительностью 10-15 суток. Его старт был назначен на ноябрь 1965 г. Но к тому времени стало очевидным отставание от графика подготовки корабля. С опозданием поступала и научная аппаратура. После смерти С. П. Королева научную часть программы экспедиции отменили, а экипажи переформировали. Было принято решение: полет назначить на второй квартал 1966 г. по военной программе, длительностью до 20 суток.

Ветерок и Уголек

Для отработки основных моментов обеспечения длительного космического полета планировался полет собак на модифицированном пилотируемом корабле. Программа подготовки и проведения 22-суточного полета биоспутника была рассчитана на два года, но сотрудники лаборатории 29Б, возглавляемой кандидатом медицинских наук Александром Алексеевичем Киселевым, и сектора, руководимого первым в мире врачом-космонавтом Борисом Борисовичем Егоровым, выполнили ее менее чем за год.

Для осуществления полета пришлось разработать несколько новых методик. В частности, решено кормить собак в космосе искусственным образом – через фистулу в желудке. С этой целью следовало разработать для них специальную гомогенизированную пищу, чтобы она попадала в желудок порциями. Перед полетом собак оперировали: делали гастростомию с выводом фистулы, левую сонную артерию выводили в кожный лоскут (для фиксации манжеты и измерения артериального давления), производили вживление электрода в область каротидного синуса и подкожных ЭКГ-электродов. Животным вживляли сосудистые катетеры в венозное и артериальное русло для введения фармакологических средств и взятия проб крови и даже делали ампутацию хвоста. Эта необычная мера была вызвана заключением специалистов по жизнеобеспечению, посчитавших, что хвосты мешают принудительной вентиляции и очистке контейнера. Всего лаборатория 29Б подготовила к запуску на биоспутнике 30 собак, чьи «наземные» показатели не отличались от нормы.
22 февраля 1966 г. в процессе подготовки к полету «Восхода-3» был запущен беспилотный корабль «Восход», получивший после выхода на орбиту название «Космос-110». На его борту находились собаки Ветерок и Уголек. Причем еще за пару часов до старта Уголек звался Снежком, но, так как он был темного окраса, его в последний момент переименовали. Корабль вышел на орбиту с высоким апогеем (904 км) для проверки влияния радиационных поясов на организм животных. Завершив 22-суточный полет, 16 марта после 330-го витка спускаемый аппарат успешно приземлился.

Когда с собак сняли капроновые костюмы, врачи увидели, что длительный полет по орбите, выходящей за пределы внутренних радиационных поясов, животные перенесли тяжело. У них почти не осталось шерсти – только голая кожа, опрелости и даже пролежни. Собаки не стояли на ногах, и было очень слабыми, у обеих было сильное сердцебиение, они испытывали постоянную жажду. Медикам пришлось проводить специальные реабилитационные процедуры, благодаря которым Уголек и Ветерок быстро поправились. Через некоторое время им удалили желудочные фистулы, они начали есть самостоятельно, а через месяц удалили катетеры, и они бегали по территории института, как обычные дворовые собаки. Впоследствии они дали здоровое потомство и прожили в виварии института до конца своих дней.
Пес Ветерок – впрочем, настоящее его имя Пэр – прижился под рабочим столом того, кто отправлял его в космос, Андрея Назина. Ходил везде, где хотел, но возвращался спать неизменно домой – под стол.

С годами у собаки стали выпадать зубы. Причину уже знали – результат интенсивного вымывания кальция из костей. Чем только не пичкали пса! Не помогло. Не то, что кости, докторскую колбасу несчастная собака скоро жевать не могла. Тогда вместо него это стала делать вся лаборатория. Жевали колбасу – и под стол собаке изо дня в день в течение всех последних трех лет жизни Пэра. А умер он от старости. Прожив после полета 12 лет.
Однако в середине 1966 г. программа «Восход» была закрыта, создание и изготовление кораблей прекращено. Подготовленный к старту пилотируемый космического корабля (КК) «Восход-3» так и не был запущен. Кроме него, были отменены также запланированные на последующих кораблях этой серии полет женского экипажа с первым в истории космонавтики выходом женщины в открытый космос, и затем запуск двухместного КК с медицинской программой исследований, включавшей проведение хирургической операции в условиях космического полета над подопытным животным (кроликом). По этой программе готовился врач Юрий Александрович Сенкевич, ставший впоследствии известным путешественником, ведущим телепередачи «Клуб путешественников». Были исключены из планов также полет для испытаний в условиях открытого космоса средства передвижения космонавта и эксперимент по созданию искусственной силы тяжести путем закрутки КК«Восход», соединенного тросом с 3-й ступенью ракеты-носителя.
Свой «живой уголок» есть практически у каждого космического экипажа. На борту космических станций и шаттлов поставлены удивительные эксперименты: сможет ли паук сплести паутину в невесомости, а пчелы – построить соты, куда поплывут рыбы в пространстве, где нет разницы между верхом и низом.

Читайте также:

Добавить комментарий